Первые легенды об оборотнях

Первые легенды об оборотнях

Оборотень — один из главных героев древнейших суеверий всех народов мира. Оборотни, как и вампиры, ведьмы, русалки, призраки и маги, существуют в сказках и легендах уже тысячи лет. Оборотень упоминается в легендах еще времен основания Рима. Его боялись и в Древней Греции. Древнегреческая легенда о появлении оборотней гласит, что верховное божество Зевс превратил впервые человека в волка, разгневавшись на аркадского тирана царя Ликаона. Этот безбожник, дабы посмеяться над Зевсом, накормил его блюдом из человечины, приготовив жаркое из тела собственноручно им убитого семилетнего сына. И тогда произнес Зевс громовым голосом: «Отныне ты навеки превратишься в волка.

Волка среди волков. Это будет твоей карой. Смерть была бы слишком незначительным наказанием для тебя!»

Как пишет Диодор Сицилийский, одним из первых, кто принял обличье животного, был бог Осирис. Он превратился в волка, чтобы избавить Египет от злых сил, которые собирались поработить страну вскоре после сотворения мира.

Рассказывают, что в то время, как Изида вместе со своим сыном Гором готовилась сразиться с Тифоном, Осирис вернулся из преисподней и в обличье волка помогал жене и сыну, а после поражения Тифона победители велели людям поклоняться зверю, принесшему им победу.

Члены рода Антея в Аркадии превращались в волков в определенное время года. Желающих стать волками отводили на глухие болота, там они снимали свои одежды и перебирались через топь на особый остров. Вновь прибывшие на этот остров принимались в сообщество таких же волков-людей и затем как равные жили среди них.

Деменет Паррасий стал волком после того, как отведал детских потрохов. Боян, сын Симеона, вождя болгар, мог обращаться в волка по своему желанию, как и Мер, о котором поэт Вергилий сказал: «Я часто видел Мера крадущимся по лесу в волчьем облике».

Похоже Овидий говорит о Ликаоне: «Пораженный, он волком выл в одиночестве и уже не мог заговорить, как бы этого ни хотел».

В древней норвежской саге рассказывается о том, как колдун напустил чары на две волчьи шкуры. Всякий, кто надевал их, превращался на десять дней в волка. Шкуры были обнаружены воинами Зигмундом и его сыном Синиотом, которые, спасаясь от врагов, нашли приют в неизвестном доме, стоящем посреди леса. Ничего не подозревая о чарах, Зигмунд и Синиот прикоснулись к шкурам и превратились в диких зверей. Став волками, Зигмунд и Синиот начали выть, нападать на людей и грызться друг с другом. Человеческий разум и доброта пытались одолеть волчью натуру, но безуспешно. По истечении десяти дней, когда Зигмунд уже успел загрызть насмерть собственного сына, чары шкуры утратили свою силу, воин сбросил и сжег ее.

Старинный рассказ об оборотнях приводится в «Сатириконе» Петрония. Один человек рассказал такую историю.

Человек по имени Ницерос, слуга, любил женщину, которую звали Мелисса, недавно овдовевшую жену трактирщика. Однажды вечером Ницерос решил проведать вдову и попросил своего друга-солдата пойти вместе с ним. Тот согласился, и они отправились в путь по освещенной луной дороге. Час спустя друзья решили отдохнуть у кладбища. Вдруг спутник Ницероса, не говоря ни слова, сорвал с себя всю одежду и бросил ее на обочине. Затем, к огромному удивлению Ницероса, он помочился вокруг своей одежды, словно бы пометив территорию. После этого упал на колени и моментально превратился в волка, который, рыча, убежал в лес. Ницерос пришел в ужас, увидев это, а также то, что одежда его приятеля-солдата внезапно превратилась в камень. Оставшийся путь до дома Мелиссы Ницерос пробежал, сжимая в руке меч. Добежав до Мелиссы, он был бледен и напуган. Она же сказала ему:

«Если бы ты пришел чуть раньше, то смог бы нам помочь. Во двор забрался волк и охотился за скотом. Тут была настоящая резня». Вдова рассказала, что волку удалось выбраться, но один из рабов копьем попал ему прямо в шею.

Всю ночь Ницерос не сомкнул глаз, а наутро отправился домой. На обратном пути, дойдя до того места, где его приятель стал волком, он не нашел там его одежды — только пятно крови. Когда Ницерос добрался до дома своего товарища, то застал его лежащим в постели. Доктор промывал глубокую рану у него на шее. «Я понял, что он был оборотнем, — сказал Ницерос, — и уже не мог заставить себя сидеть с ним за одним столом, даже под страхом смерти».

В индийских легендах рассказывается об оборотнях, которые могли становиться тиграми, обезьянами, змеями. Японские мифы повествуют, в основном, об оборотнях-лисицах.

В японской хронике 929 года описан случай, когда следы неведомого существа обнаружены были в императорском дворце. Есть подобные упоминания и в европейских летописях. Такие следы, тоже в форме копыт, которые нельзя было отнести ни к одному из известных животных, находили на вулканической лаве, в том числе на склоне Этны. Само собой, эти отпечатки могли остаться только на раскаленной, не застывшей лаве. Несколько раз таких животных даже видели. В одном из случаев свидетели описывали его как нечто, похожее на пуму или горного льва, длиной около полутора метров, не считая хвоста, с кошачьей мордой. В других случаях упоминаются существа, напоминающие больших черных собак.

Геродот рассказывает, что для жителей одной из областей Скифии превращение в волков являлось обычным делом и что это также широко распространено у северных народов. Когда римляне пытались помешать переходу Ганнибала через Альпы, в их рядах появился волк, который прошел через все войско, загрызая всех на своем пути, и удалился невредимым. В 1042 году жители Константинополя были крайне встревожены одновременным появлением наулицах сразу 15 волков. А в 1148 году в черте Женевы объявился волк невероятных размеров, который загрыз 30 человек.

Просмотров: 66