Воинские заговоры

Воинские заговоры

В армию, на войну когда идут, тоже молитва есть. Крест - креститель, крест - хранитель, крест - морска глубота, крест - небесна высота, крест - царева держава, крест - бесов прогонял. Аминь.


При проводах в армию благословляешься молитвочкой: «Благословляю тебя на все пути-дороженьки, чтобы тебе легко было служить. Спаси тебя, Господи, от несчастливой доли, от всех злых людей, от вихрины».


Как в армию кто уходит, камень под порог кладут. Он первый перешагивает. После чего взять камень и сказать: «Как этот камешек не боится ни стужи, ни нужи, ни холоду, ни голоду, так же раб Божий (имя) ничего не боялся. Аминь». Сказать три раза и убрать камень в такое место, где через него не шагнут.


В армию пойдут, дак ребята очень тоскуют об родине, так надо сказать: «Берег - отец, вода - мать. Берег бьет, вода льет, у парня тоску уймет». Три раза скажешь, и умыть его надо.


Как вода бежит, не тоскует, не горюет ни по крутым бережкам, ни по камешкам, ни по желтым пескам, ни по темным лесам, ни по черным морям, так бы и ты, раб Божий (имя), не тосковал, не горевал и привыкал бы к начальству, к людям.


Пресвятая Владычица Святая Богородица и Господь наш Иисус Христос, благослови, Господи, набеги идучи, Божьего раба и товарищей моих, кои со мною есть, облаком обволоки небесным, святым каменным твоим градом огради. Святой Дмитрий Сулунский, ущити мене, раба Божьего, и товарищей моих, кои со мною есть, на все четыре стороны: лихим людям не стрелять, не рогаткою колоти, не бердышом сечи, не колоти, обухом не пробити, не топором рубити, не саблями сечи, не колоти, не ножом колоти, не резати - ни старому, ни малому, ни смуглому, ни черному, ни еретику, ни колдуну, ни всякому чародею. Все теперь предо мною, рабом Божьим, помраченным и судимым. На море-Окияне, на острове Буяне стоит столб железный, на том столбе муж железный, подпершись посохом железным, закаливает он по железу-булату и синему олову, и свинцу, и всякому стрельцу. Пойди ты, железо, во свою матерь в землю от меня, раба Божьего, и товарищей моих, и от коня моего мимо, стрела-древоколка - в лес, а перо - во свою матерь птицу, а клей - в рыбу. Защити меня, раба Божьего, золотым щитом от сечи и от пули, от пушечного боя, ядра и рогатины и ножа. Будет тело мое крепче панциря. Аминь.


Царь Соломон, сходи за тридевять земель, за тридевять морей, принеси пехтус масла. Приди, помажи рабу Божьему (имя) тело бело, руки, ноги, буйну голову, ретивое сердце. Подите, проклятые стрелы, какие есть на свете, в сырой бор, в чистое поле. Плюнь.


Господи, благослови. Лежит камень бел на горе, что конь в камень нейдет, вот и так бы и в меня, раба Божьего, и в товарищей моих, и в коня моего не шла стрела и пуля. Как молот отскакивает от кувалды, так бы и от меня пулька отскакивала бы. Как жернова вертятся, так не приходила бы ко мне стрела, вертелась бы. Солнце и месяц светлые бывают, так бы - и я, раб Божий (имя). Укрепленный за горой замок замкнут, тот замок и ключи - в море. Аминь. Уговоренную воду берут в рот и три раза спрыскивают ружье перед тем, как идти.


Есть море-Окиян, на том море-Окияне есть белый камень Алырь. На том камне Алатыре есть мужик каменной, тридевять колен. Раба Божьего и товарищей моих одень каменной одеждой от востока до запада, от земли до небес: от вострой сабли и меча, от копья булатна, рогатины, от дротика каленого, от пулек и от мелких оружий, от всех стрел, перенных пером Орловым, и лебединым, и гусиным, и журавлиным, и дергуновым - гонского супостата, татарского, литовского, немецкого, калмыкского. Светлые отцы и небесные силы, сохраните меня, раба Божьего (имя). Аминь.


Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, за правое дело, за русскую землю на извергов, на недругов-кровопийцев, на дворян, бояр, на всех сатанинских детей, выйду боем во чистое поле. В чистом поле свищут пули, я пуль не боюсь, я пуль не страшусь. Не троньте вы, пули, белые груди, буйную голову, становую жилу, горячее сердце. Скажу я пулям заветное слово: «Летите вы, пули, в пустую пустыню, в зыбкое болото, в горючие камни, в леса». Голова не приклонится, а моя руда не дуб да железо, кремень да огонь. Аминь. Говорится на воду, которой спрыскивают одежду или ружье.


Господи, благослови. Лежит камень бел на горе, что в камень не идет вода, так бы и в меня, раба Божьего, и в товарищей моих, и в коня моего не шла стрела и пулька. Как молот отпрядывает от ковалды, так и от меня бы пулька отпрядывала, как жернова вертятся, так стрела каленая вертелась бы. Солнце и месяц светлы бывают, так и я, раб Божий. Ими укреплен, за горой замок замкнут, тот замок ключи в море брошу под бел-горюч камень Алатырь - не видно ни колдуну, ни колдунице, ни чернецу, ни чернице. Из Окияна-моря вода не бежит и желтый песок не пересчитать, так и меня, раба Божьего, ничем не взять. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.


Дума моя, дума худая, перенеси мою душу за чистое поле, за синее море, пересыпь мою душу желтым песком, толстым хрящом. Попереди меня - крест, позади меня - крест, по праву руку - крест, по леву руку - крест, над буйной головой - сам Иисус Христос. Пусти сняты, крепки святы, ключ - в море, замок - в роте. Аминь.


Солдат брал с собой кольцо материнское, носил при себе. В кольцо пули летели, а служивого не трогали - оставался цел, невредим.


Не от ветру, не от вихорю, не от всех страшных пуль. Все пули летели мимо. Наговаривать на кусок воска и носить при себе. Осторожа.

Просмотров: 72 | Рейтинг: 0.0/0