Оборотни Европы

Оборотни Европы

Больше всего оборотней, согласно рассказываемым о них историям, водилось в Средние века в Центральной и Восточной Европе. Считали, что оборотнями становятся в результате злых козней ведьм и колдунов, и во множестве применяли замысловатые процедуры, способные якобы спасти от колдовства. В отличие от вампира — мертвеца, который выходит из могилы, чтобы пить кровь живых людей, — оборотень не является выходцем с того света. Оборотень — это земное существо. Люди верили, что превращение человека в оборотня вызывалось особой болезнью, которая могла поразить любого. Укушенный оборотнем заражался обязательно, однако симптомы этой болезни могли появиться у человека и тогда, когда он в безопасности сидел у себя дома и не делал ничего, что могло бы определить ему такую участь.

Именно с этим были связаны дикий страх и массовые казни в Средние века, когда подозреваемых в том, что они оборотни, сжигали или рубили им головы. Ужасна была ярость, с которой в народе реагировали на проявления присущих, как считалось, оборотням признаков, а народные суды и массовые казни истребляли сотни ни в чем не повинных людей. Во время вспышек неистового массового страха человек, слегка тронутый безумием или «смахивающий» на волка — имеющий острые зубы или худое вытянутое лицо, — мог запросто оказаться под подозрением и угодить в суд, а затем на виселицу или на плаху.

Если человека подозревали в том, что он оборотень, то ситуация для него становилась в самом деле ужасной. В Средние века Церковь играла главную роль во всех, даже повседневных человеческих делах. Поэтому, если власти считали, что человек может быть волколаком, то быстрая и легкая смерть — самое лучшее из всего, что могло его ждать. Чаще всего оборотней судили публичным народным судом, пытали, заставляя сознаться, а затем казнили, сжигая заживо.

Раненого оборотня выслеживали по кровавому следу, который приводил к его дому. А если раненый оборотень не оставлял следов, то искали человека, у которого были странные раны или травмы. Но самый жестокий способ определить оборотня существовал в Германии и во Франции. Там считалось, что оборотень может поменять свою кожу, просто сняв ее и вывернув наизнанку. Другими словами, чтобы принять облик человека, он просто-напросто выворачивает наизнанку свою звериную шкуру. А чтобы опять стать зверем, оборотень вновь снимает свою кожу и выворачивает ее «мехом наружу». Сотни людей были разрезаны на куски «правдоискателями», пытавшимися снять с них кожу.

Неизвестно точное и даже приблизительное количество жертв, которые были признаны оборотнями и по приговору суда инквизиции сожжены на кострах или лишились головы. Но судя по старинным записям, они исчисляются десятками, а возможно, и сотнями тысяч. По некоторым свидетельствам, только во Франции с 1520 по 1630 год по такому обвинению были казнены свыше 30 тысяч человек. Скорее всего, большинство из них были в самом деле ни в чем не повинны. И потому неудивительно, что жертвы такого «правосудия» изо всех сил, со всей хитростью и изобретательностью старались спастись.

Именно к Средневековью относятся самые дикие истории про оборотней. Под пытками люди оговаривали себя и близких так, как было угодно Церкви. Первый процесс над оборотнями состоялся в 1521 году — были казнены три колдуна: Мишель Удои из Плана, небольшой деревушки недалеко от Полиньи; Филибер Монто и еще один, по прозвищу Большой Пьер. Они сознались, что превращали себя в волков и в таком обличье загрызли и съели нескольких человек. Мишель Удои, пребывая в образе волка, был ранен одним господином, который отправился за ним следом и нашел его в хижине уже успевшим превратиться в человека как раз в тот момент, когда жена промывала ему рану. В доминиканской церкви в Полиньи долгое время хранились изображения этих колдунов.

А в 1541 году обвиненный в убийствах крестьянин утверждал, что он оборотень и волчья шкура спрятана внутри его тела. Судьи, чтобы проверить утверждение, приказали отрубить ему руки и ноги, но ничего не нашли, Когда был вынесен оправдательный приговор, крестьянин уже скончался от потери крови.

Во Франции существует множество старинных легенд о лугару — человеке-волке. Больше всего лугару водилось в горных районах Франции — Оверньи и Юре, где и без того волки причиняли много хлопот пастухам. Вот одна из французских легенд.

В конце XVI века в Оверньи жил-был богатый человек по имени Санрош. Жил он на широкую ногу, ни в чем себе не отказывал, держал слуг и лошадей, был счастлив в браке. Поместье Санроша стояло на высоком холме. Однажды в полдень ранней осенью 1580 года господин Санрош любовался великолепным видом из окна, когда вошедший слуга доложил, что пришел мсье Фероль.

Фероль был известным в округе охотником и рыболовом, а Оверньи — прекрасным местом для этих занятий: в чистейших реках полно рыбы, а в лесах — множество птиц, оленей, медведей. Фероль зашел, чтобы пригласить друга вместе выслеживать оленя. Санрош с сожалением отклонил приглашение — он ждал своего адвоката, который вот-вот должен был зайти по делам. Фероль отправился один. Адвокат пришел, как было условлено, и больше часа они с Санрошем занимались делами, связанными с поместьем, Санрош даже позабыл о визите своего друга. Проводив адвоката и поужинав, он неожиданно вспомнил о дневном приглашении. Срочных дел у Санроша больше не предвиделось, жены дома тоже не было, и он, чтобы не скучать в одиночестве, решил пойти навстречу своему другу. Он быстро спускался по тропинке, ведущей в долину, и через несколько минут заметил на противоположном косогоре фигуру своего друга, всю алую в последних лучах солнца. Чем ближе он подходил к другу, тем яснее Санрош видел, что его приятель чем-то взволнован.

Когда они встретились в узкой лощине между двумя косогорами, землевладелец увидел, что платье Фероля изорвано и покрыто грязью и пятнами, похожими на кровь. Фероль был сильно подавлен и едва дышал, так что его друг отложил расспросы и ограничился тем, что взял у охотника мушкет и сумку для дичи. Некоторое время друзья шли молча. Затем, немного переведя дух, но все еще волнуясь, Фероль рассказал Санрошу о поразительном происшествии, случившемся с ним в лесу. Вот что он рассказал. Феролю пришлось довольно долго походить по лесу, прежде чем он увидел невдалеке группу оленей. Подобраться же к ним поближе, чтобы сделать выстрел, ему никак не удавалось. В конце концов, преследуя их, он зашел в чащу и почувствовал, что обратная дорога потребует немало времени… Повернув домой, охотник вдруг услышал жуткое рычание, раздававшееся из сырого, заросшего папоротником оврага. Медленно пятясь и не спуская глаз с того места, охотник шаг за шагом преодолел около полусотни метров, когда огромный волк выскочил из оврага и бросился прямо на него.

Фероль приготовился к выстрелу, но оступился — его сапог угодил под корень — и выстрел не попал в цель. Волк с бешеным рыком прыгнул на охотника, пытаясь вцепиться ему в горло. К счастью, у Фероля была хорошая реакция — он ударил зверя прикладом, и тот рухнул на землю. Почти сразу же волк опять вскочил. Фероль успел выхватить охотничий нож и храбро шагнул навстречу готовящемуся к прыжку зверю. Они сошлись в смертельной схватке. Но секундная передышка и опыт помогли охотнику, он успел намотать плащ на левую руку и сунул ее в пасть зверю. Пока тот тщетно старался добраться своими острыми клыками до руки, Фероль наносил удары кинжалом, пытаясь перерезать животному горло. Охотничий кинжал Фероля с широким и острым, как бритва, лезвием, с огромной рукояткой был почти таким же увесистым, как небольшой топорик. Человек и зверь упали на землю и в яростном поединке покатились по листьям. В какой-то момент они оказались у поваленного дерева, лапа зверя, свирепо смотревшего на охотника налитыми кровью глазами, зацепилась за корявый ствол. В тот же момент Фероль ударил по ней ножом и перерубил острым лезвием плоть, сухожилия и кость. Волк жутко и тоскливо завыл и, вырвавшись из объятий охотника, хромая, убежал прочь. Фероль, забрызганный кровью зверя, в изнеможении сидел на земле. Плащ был разорван на полосы, но он с облегчением обнаружил, что благодаря импровизированной защите на руке остались лишь поверхностные царапины. Охотник зарядил мушкет, намереваясь найти и добить раненого зверя, но потом решил, что уже поздно и если он еще задержится, то ему придется добираться до дома своего друга в темноте.

Можно представить, с каким волнением слушал Санрош этот подробный рассказ, то и дело прерывая его восклицаниями удивления и испуга. Друзья медленно брели и наконец вошли в сад Санроша. Фероль указал на свой мешок: «Я прихватил лапу зверя с собой, — сказал он, — так что ты сможешь убедиться в правдивости моего рассказа». Он склонился над мешком, стоя спиной к другу, так что Санрош не мог сразу увидеть, что тот вытаскивает. Сдавленно вскрикнув, охотник что-то уронил на траву. Он повернулся, и Санроша поразила его смертельная бледность. «Я ничего не понимаю, — прошептал Фероль, — ведь это же была волчья лапа!» Санрош нагнулся, и его тоже охватил ужас: на траве лежала только что отрубленная кисть человеческой руки. Его ужас еще усилился, когда он заметил на мертвых изящных пальцах несколько перстней. Один из них, искусно сделанный в виде спирали и украшенный голубым топазом, он узнал. Это был перстень его жены.

Кое-как отделавшись от совершенно сбитого с толку Фероля, Санрош завернул кисть в платок и, спотыкаясь, поплелся домой. Его жена уже вернулась. Слуга доложил, что она отдыхает и просила ее не беспокоить. Зайдя в спальню жены, Санрош нашел ее лежащей в кровати в полубессознательном состоянии. Она была смертельно бледна. На простынях виднелась кровь.

Вызвали доктора, и он смог спасти жизнь госпожи Санрош искусной обработкой раны: кисть ее руки оказалась отрубленной. Санрош провел несколько мучительных недель, прежде чем решил поговорить с женой об этой истории. В конце концов несчастная женщина призналась, что она — оборотень. Видимо, Санрош был не очень хорошим мужем, поскольку он пошел к властям и донес на нее. Началось судебное разбирательство, и после пыток женщина созналась в своих злых делах. Вскоре мадам Санрош была сожжена у столба, и больше Оверньи оборотни не тревожили.

Эта история в том или ином варианте сохранилась во многих средневековых книгах и устных рассказах. Определенно, это одно из наиболее ярких повествований как об оборотнях, так и о жестокости средневековых нравов.

В XVI веке во Франции, в Лавдах, возле деревушки Сен-Север, на людей стал нападать огромный волк. Он убивал и утаскивал с собой людей. Позже находили их останки — с вырванным сердцем и часто разорванных буквально в клочья. Это происходило так часто, что люди стали бояться выходить из своих домов даже днем. Но волк вытаскивал своих жертв даже из их собственных дворов.

Наконец его поймали. Однако это оказался не волк, а человеко-волк. И даже для тех времен, когда оборотней в Европе было хоть пруд пруди, случай был уникальный. Человеко-волком был некий Жан Гренье, пастух, которому не было и пятнадцати лет.

На допросе он рассказал, что однажды в лесу он повстречал демона, который представился хозяином леса и взял с пастуха клятву служить ему, дав взамен способность обращаться в волка и мгновенно залечивать все свои раны. Но, заключив договор с дьяволом, юноша превратился не просто в волка, а в волка-людоеда, который убивал всех подряд, не щадя ни детей, ни женщин. Жана Гренье осудили и публично казнили. После этого нападения на людей в той местности прекратились. Эта история дошла до наших дней благодаря сохранившимся протоколам допросов, которые проходили в 1574 году в Бордо, во Франции.

В 1598 году в округе Конде, опять же во Франции, произошло подряд несколько жутких убийств. Они были настолько жестокими, что никто не мог допустить даже мысли о том, что их совершил человек, а не охотившийся зверь. Страсти накалились до предела, когда из села пропала маленькая девочка. Тело девочки, разорванное на части, нашли в лесу. Возле тела охотники видели трех крупных волков. Сразу же подняли тревогу, и толпа крестьян отправилась в лес, чтобы принести в село останки девочки. Неподалеку от тела они увидели уже не трех, а только одного волка, который тут же убежал. На обратном пути крестьяне наткнулись в кустах на оборванного человека со спутанной бородой, длинными взлохмаченными волосами и безумными глазами. Его схватили и отвели в деревню, где задержанный сознался, что он оборотень. Еще он сказал, что вместе с братом и сестрой они украли, убили и съели девочку Он также рассказал, что может превращаться в волка, натираясь особой мазью. Неизвестно, почему старика не судили судом инквизиции, а сочли сумасшедшим и «всего лишь» отправили в пожизненное заключение, где он вскоре и умер.

Когда другой обвиняемый в том, что он оборотень, Жан Перель, на суде в 1518 году рассказал, какие мази и каким способом он изготавливал, несколько человек в зале суда упали в обморок от отвращения. Несмотря на свои чистосердечные признания, обвиняемый в убийстве трех человек Жан Перель был приговорен к сожжению. Прах его затем развеяли по ветру.

Еще один подобный случай был описан (записи сохранились до наших дней) также во Франции относительно недавно, в середине XIX века.

Двое судей, членов магистрата города Жиронда, охотились в лесу и заблудились. Они решили заночевать на просеке, которую случайно нашли, а утром определить стороны света по солнцу и идти домой. Однако только они стали строить себе укрытие на ночь, как вдруг услышали, что кто-то крадется по лесу. Они притаились, а через некоторое время из-за деревьев показался старый крестьянин, которого они узнали. Это был человек с очень скверной репутацией, и направлялся он в их сторону.

Остановившись посреди просеки, старик стал делать в воздухе странные знаки руками. Было похоже, что он занимается черной магией и творит какой-то обряд. Закончив свои пассы, старик вдруг задрал голову и испустил долгий унылый вой, очень похожий на волчий. Вой привел спрятавшихся мужчин в ужас. Однако это было только начало страшного ритуала. Старик выл беспрерывно некоторое время, а затем откуда-то раздался ответный вой. Нервы у обоих судей, сидящих в кустах и боявшихся шелохнуться, были напряжены до предела, а когда вблизи послышался явный шелест листьев, один из них едва не кинулся сломя голову наружу. Другому удалось схватить его и тем самым спасти обоих от гибели.

Из тьмы возник силуэт огромного косматого волка. Луна ярко освещала просеку, поэтому судьи видели не только его, но и других волков, выходивших со всех сторон из чащи леса. Вскоре вся поляна заполнилась ими. Воняло псиной, из пастей капала слюна, красные глаза горели в свете луны. Волки утробно урчали и подвывали. Старик же стоял в центре поляны и ждал направлявшихся к нему зверей. Вдруг самый крупный волк, видимо, вожак, кинулся к нему и стал тереться о его руку.

Старик ласкал волка, гладя его по ушам и по голове. Другие волки окружили своего вожака и человека и громко завыли. Это было настолько ужасно, что двое спрятавшихся мужчин зажали себе уши руками и уткнулись лицом в прелые листья на земле. Когда они через некоторое время подняли головы, то увидели посреди просеки уже не одного волка, а двух, причем второй, только что появившийся, был намного светлее и крупнее вожака стаи. Старика же нигде не было. Прошло еще некоторое время, и волки стали расходиться.

Когда охотники убедились, что опасность миновала, они выбрались из своего укрытия, разожгли большой костер и сидели возле него всю ночь напролет с ружьями наизготовку, не в силах поверить в свое чудесное спасение. Когда наступило утро, им удалось найти тропинку и по ней выйти к людям.

Подобных историй существует великое множество. Но, пожалуй, самой загадочной легендой об оборотнях, сравнимой по своей популярности в Европе, особенно во Франции, с историей о Железной Маске, является средневековая история Жеводанского зверя. Об уничтожении зверя сообщалось много раз, однако споры о том, кем он был и был ли он на самом деле убит, не прекращаются и по сей день.


Просмотров: 5 | | Рейтинг: 0.0/0